Новости

Начиная с 30 марта организации при подаче иска в суд общей юрисдикции снова обязаны указывать идентификатор гражданина-ответчика

Читать

Федеральный закон от 28 ноября 2018 г. N 451-ФЗ

С указанной даты вступают в силу изменения в ст. 131 ГПК РФ, согласно которым в исковом заявлении организации, предъявленном в отношении гражданина, в числе прочих сведений в обязательном порядке должен быть указан один из следующих идентификаторов ответчика: серия и номер документа, удостоверяющего личность, водительского удостоверения или свидетельства о регистрации транспортного средства, СНИЛС, ИНН либо ОГРНИП. В исковом заявлении гражданина идентификатор ответчика указывается при условии, что он известен истцу.

Аналогичные правила будут применяться в отношении заявления о вынесении судебного приказа, подаваемого в суд общей юрисдикции.

В том случае, если иск или заявление о вынесении судебного приказа поданы до вступления изменений в силу, отсутствие в них идентификатора гражданина-ответчика не является основанием для их оставления без движения или возвращения (п. 5 постановления Пленума ВС РФ от 09.07.2019 N 26).

Напомним, что рассматриваемые поправки первоначально вступили в силу 1 октября 2019 года, однако вскоре после этого их действие было приостановлено до 30 марта 2020 года (мы рассказывали об этом ранее).

Также напомним, что из-за угрозы распространения на территории России коронавируса суды временно (пока - до 10.04.2020) перешли на особый режим работы. В этот период подавать документы рекомендовано только через электронные интернет-приемные судов или по почте России.

_________________________________________

 


Объявление

Читать
В соответствии с Указом Губернатора Оренбургской области № 112-ук от 17 марта 2020 года, Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации Президиума Совета судей Российской Федерации от 18 марта 2020 года, письмом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации № СД-АГ/430 от 16 марта 2020 года приостанавливается личный прием граждан, прием (выдача) документов осуществляется только электронной почте либо Почте России. Ограничивается доступ на судебные участки лиц, не являющихся участниками судебных процессов.

ВС РФ поправил суды в деле о взыскании в пользу ответчика судебных расходов в большей сумме, чем удовлетворенные требования истца-правообладателя

Читать

Определение Верховного Суда России от 26 февраля 2020 г. N 305-ЭС19-26346

До Верховного Суда РФ дошел спор о распределении судебных расходов между правообладателем и нарушителем исключительного права. Обстоятельства дела заключались в следующем.

Правообладатель обратился в суд с требованием о взыскании компенсации за незаконное использование его товарного знака в размере 5 млн руб. Суд подтвердил правомерность претензий истца, однако снизил размер компенсации до 100 тыс. руб. Но поскольку иск был удовлетворен частично (2% от цены иска), расходы на оплату услуг представителя ответчика по заявлению последнего впоследствии были распределены судом пропорционально удовлетворенным требованиям: 98% отнесено на истца, 2% - на ответчика. В итоге пострадавшего правообладателя обязали возместить нарушителю исключительного права судебные расходы в размере, значительно превышающем присужденную компенсацию, - около 400 тыс. руб.

При этом суды апелляционной и кассационной инстанций, сославшись на п. 48 Обзора судебной практики..., утв. Президиумом ВС РФ 23 сентября 2015 г., указали, что истец, заявляя исковые требования в необоснованно завышенном размере, несет риск наступления неблагоприятных последствий совершения им процессуальных действий. В рассматриваемом случае этот риск заключается в отнесении на него судебных расходов пропорционально размеру необоснованно заявленной им компенсации.

Однако Верховный Суд РФ с таким подходом не согласился и отметил следующее.

Действительно, правило о пропорциональном распределении расходов по уплате госпошлины, сформулированное в п. 48 названного выше Обзора, применимо и при распределении расходов на оплату услуг представителя. Но оно не препятствует справедливому их распределению в разумных пределах.

Оценивая разумность суммы, подлежащей возмещению правообладателем, суд первой инстанции сослался на объемы представленных по делу доказательств и оказанных представителем услуг, сложность рассмотренного спора, количество судебных заседаний, временные затраты, сложившуюся судебную практику. Однако при этом критерии определения разумности, изложенные в п. 13 постановления Пленума ВС РФ от 21.01.2016 N 1, суд первой инстанции перечислил абстрактно, не проанализировав их применение к обстоятельствам конкретного дела, не указал параметров, по которым оценивались объемы представленных по делу доказательств и оказанных представителем услуг, фактически не привел мотивов, по которым признал заявленный размер судебных расходов разумным. Суды же апелляционной и кассационной инстанции с выводами суда первой инстанции о разумности размера судебных расходов согласились.

Кроме того, ВС РФ напомнил, что институт компенсации как мера ответственности за нарушение исключительных прав призван защищать интеллектуальную собственность.

В рассматриваемом деле судами в полной мере признана правомерность претензий истца к ответчику. Однако при распределении судебных расходов судами не учтена суть возникших между сторонами материальных правоотношений и особенность заявленного требования о взыскании компенсации, не соотнесены размер взысканной компенсации и заявленных расходов.

Сложившаяся в данном деле ситуация, выражающаяся в возложении на лицо, чье право было нарушено, обязанности выплатить в пользу ответчика сумму, превышающую в несколько раз взысканную компенсацию за нарушение исключительного права, не соответствует требованиям справедливости, равенства и соблюдения баланса прав и законных интересов сторон.

Подобная ситуация противоречит п. 4 ст. 1 ГК РФ, согласно которому никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного или недобросовестного поведения, и фактически препятствует правообладателю защищать свое нарушенное право в судебном порядке.

Удовлетворение в полном объеме заявления ответчика о взыскании расходов на представителя в данном случае привело к тому, что нарушенное им исключительное право истца не защищено, а задачи судопроизводства, перечисленные в ст. 2 АПК РФ, не достигнуты.

В итоге Верховный Суд РФ отменил судебные акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 


Толкование норм АПК и ГПК о пересмотре судебных актов, вынесенных на основе НПА, признанного позже недействующим, применимо и к п. 1 ч. 1 ст. 350 КАС

Читать

Постановление Конституционного Суда РФ от 25 февраля 2020 г. N 9-П

На это указал КС РФ при рассмотрении дела о проверке конституционности п. 1 ч. 1 ст. 350 КАС РФ, согласно которому основанием для пересмотра судебного акта, состоявшегося в административном деле, по новым обстоятельствам является отмена судебного акта суда общей юрисдикции или арбитражного суда либо постановления органа государственной власти, иного государственного органа, органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия судебного акта по данному административному делу.

По мнению заявителя, данная норма препятствует пересмотру судебного акта, если положенный в его основу нормативный правовой акт (постановление соответствующего органа) в дальнейшем признан недействующим со дня вступления решения о том в законную силу, а не со дня принятия этого НПА.

Однако Конституционный Суд РФ с этим не согласился.

Он отметил, что п. 1 ч. 1 ст. 350 КАС РФ, называя новым обстоятельством для целей пересмотра судебного акта отмену послужившего основанием для его принятия постановления соответствующего органа, прямо не связывает возможность такого пересмотра с действием соответствующего судебного решения во времени. Хотя, действительно, судебные акты, принятые в отношении заявителя, свидетельствуют о том, что суды обусловливают такой пересмотр признанием НПА недействующим именно со дня его принятия. Соответственно, в данной ситуации, по мнению КС РФ, необходима конституционно-правовая интерпретация оспариваемого положения, базирующаяся на ранее выраженных им правовых позициях по аналогичным вопросам.

В связи с этим Конституционный Суд РФ напомнил, что летом 2018 года им уже были сформулированы правовые позиции в отношении аналогичной нормы АПК РФ (п. 1 ч. 3 ст. 311). КС РФ тогда подчеркнул, что пересмотр вступившего в законную силу судебного акта арбитражного суда в связи с таким новым обстоятельством, как признание положенного в его основу нормативного правового акта недействующим, допускается вне зависимости от того, с какого момента признан недействующим этот НПА (подробно об этом постановлении мы рассказывали ранее). А затем - в январе 2019 года - КС РФ указал, что сделанный им вывод в отношении п. 1 ч. 3 ст. 311 АПК РФ и правовые позиции, положенные в основание данного вывода, применимы и к п. 1 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ (см. об этом подробнее).

Оспариваемый п. 1 ч. 1 ст. 350 КАС РФ регулирует тот же, по сути, круг правоотношений, что и названные нормы гражданского и арбитражного процессуального законодательства. Кроме того, вплоть до 15 сентября 2015 года производство по делам об оспаривании решений и действий (бездействия) органов публичной власти, а значит, и пересмотр вынесенных в таких делах судебных актов по вновь открывшимся или новым обстоятельствам регламентировались именно ГПК РФ, его главой 25.

Следовательно, правовые позиции, изложенные в указанных постановлениях и сохраняющие свою силу, в равной мере подлежат учету при применении судами общей юрисдикции рассматриваемого в настоящем деле законоположения. В противном случае создавались бы предпосылки для отступления от принципа правового равенства, поскольку право лица на пересмотр несправедливого судебного акта в связи с признанием недействующим нормативного правового акта, на котором он был основан, ограничивалось бы в зависимости лишь от того, было ли дело с участием этого лица разрешено по правилам гражданского (арбитражного) или административного судопроизводства.

Таким образом, заключил КС РФ, п. 1 ч. 1 ст. 350 КАС РФ не препятствует пересмотру по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного акта суда общей юрисдикции по заявлению лица, в связи с административным иском которого положенный в основу этого судебного акта нормативный правовой акт признан недействующим судом, вне зависимости от того, с какого момента данный НПА признан недействующим.

Сама оспариваемая норма признана не противоречащей Конституции РФ.

 


Минфин напомнил о некоторых нюансах подачи заявления о возврате госпошлины, уплаченной по делам, рассматриваемым судами

Читать

Письмо Минфина России от 30 декабря 2019 г. N 03-05-06-03/103352

Минфин России со ссылкой на свои предыдущие разъяснения напомнил, что подача заявления на возврат государственной пошлины, уплаченной по делам, рассматриваемым судами, в электронной форме возможна в рамках ст. 78 НК РФ через личный кабинет налогоплательщика или по телекоммуникационным каналам связи.

Кроме того, с 1 января 2020 года заявление о возврате излишне уплаченной (взысканной) суммы госпошлины в электронной форме также можно подать с использованием единого портала государственных и муниципальных услуг, региональных порталов государственных и муниципальных услуг и иных порталов, интегрированных с единой системой идентификации и аутентификации, но только если заявление о совершении юридически значимых действий было подано аналогичным способом - через портал, и через него же была уплачена соответствующая госпошлина.

В иных случаях подача заявления о возврате государственной пошлины в электронной форме Налоговым Кодексом РФ не предусмотрена.

Также Минфин России напомнил, что уплата госпошлины может быть произведена как в наличной, так и в безналичной форме. Факт ее уплаты в безналичной форме подтверждается платежным поручением с отметкой банка о его исполнении, а также с использованием информации об уплате государственной пошлины, содержащейся в ГИС ГМП.

При этом с 01.01.2020 в НК РФ закреплено положение, предусматривающее, что при наличии информации об уплате госпошлины, содержащейся в ГИС ГМП, представление документов, подтверждающих уплату плательщиком государственной пошлины, не требуется.

Как пояснило ведомство, это изменение позволяет плательщику не представлять документы, подтверждающие уплату госпошлины как в случае обращения за осуществлением юридически значимого действия, так и в случае подачи заявления на возврат государственной пошлины, уплаченной в отношении такого юридически значимого действия.

В заключение Минфин России сообщает, что сам порядок возврата госпошлины по делам, рассматриваемым судами, не изменился.

К заявлению о возврате излишне уплаченной (взысканной) суммы государственной пошлины по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, арбитражными судами, Верховным Судом РФ, Конституционным Судом РФ и конституционными (уставными) судами субъектов РФ, мировыми судьями, прилагаются решения, определения или справки судов об обстоятельствах, являющихся основанием для полного или частичного возврата излишне уплаченной (взысканной) суммы государственной пошлины, а также подлинные платежные документы в случае, если госпошлина подлежит возврату в полном размере, а в случае, если она подлежит возврату частично, - копии указанных платежных документов.

Обратите внимание: применительно к заявлению о возврате излишне уплаченной (взысканной) суммы госпошлины, уплаченной за совершение юридически значимого действия, с 2020 года вопрос о том, в каких случаях к нему необходимо приложить подлинные платежные документы, а в каких - копии, решается иначе. Если госпошлина уплачена в наличной форме, требуются подлинники, а если в безналичной - достаточно копии.

 

 


Компенсация за затягивание исполнения государством судебного акта может быть присуждена и в отношении "старых" неисполненных судебных решений

Читать

Определение Верховного Суда РФ от 4 февраля 2020 г. N 305-ЭС19-2454

Акционерное общество, ссылаясь на то, что Правительство Москвы и Департамент городского имущества не исполняют решение суда более 10 лет, обратилось в суд округа с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок.

Суд округа пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявления общества. Он указал, что присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок возможно только по отношениям, возникшим после вступления в силу Федерального закона от 30.04.2010 N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" - то есть с 04.05.2010. Исключение составляют лишь заявления лиц, ранее обратившихся в Европейский Суд по правам человека с жалобой на предполагаемое нарушение их права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, в отношении которой не вынесено решение по вопросу ее приемлемости или по существу дела.

Поскольку последним судебным актом, принятым по существу рассматриваемого спора, является постановление окружного суда от 24.03.2009 и нет доказательств обращения заявителя с жалобой в Европейский Суд по правам человека, общество не вправе обращаться в суд с требованием о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок.

Довод же общества о том, что отношения сторон по исполнительному производству, за нарушение права по которому и испрашивается соответствующая компенсация, возникли после вступления в силу Закона N 68-ФЗ окружной суд во внимание не принял.

Однако Верховный Суд РФ с таким подходом не согласился и пояснил следующее.

Законом N 68-ФЗ, вступившим в силу с 04.05.2010, установлен специальный способ защиты права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок в виде присуждения компенсации. В этом законе и главе 27.1 АПК РФ закреплены порядок подачи соответствующего заявления и его рассмотрения компетентным судом.

В декабре 2016 года Закон N 68-ФЗ был дополнен положениями, касающимися присуждения компенсации за нарушение права на исполнение в разумный срок судебного акта, предписывающего государству выполнить обязательства имущественного и (или) неимущественного характера. Эти поправки вступили в силу с 01.01.2017. Они расширили внутригосударственные средства правовой защиты от нарушения права на исполнение в разумный срок судебных актов.

Возникновение права на присуждение компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок обусловлено неисполнением судебного акта в установленные сроки, исчисление которых начинается с момента предъявления исполнительного листа к исполнению и продолжается до окончания производства по исполнению судебного акта. При этом Закон N 68-ФЗ не содержит указания на его неприменение к правоотношениям, возникшим по исполнению судебных актов, вынесенных и неисполненных до его принятия.

Таким образом, в случае если исполнительное производство по судебным актам, принятым до вступления в силу Закона N 68-ФЗ, в том числе в редакции поправок, вступивших в силу 01.01.2017, не завершено и право заявителя на исполнение судебного акта в разумный срок продолжает нарушаться вплоть до настоящего времени, такое нарушение является основанием для обращения с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок.

Применительно к рассматриваемому делу возбужденные еще в 2012 году исполнительные производства до настоящего времени не окончены, решение суда не исполнено, как следствие, право заявителя на исполнение судебного акта в разумный срок продолжает нарушаться. В связи с этим вывод окружного суда об отсутствии у общества права на обращение с требованием о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок неверен.

В итоге ВС РФ отменил принятые судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в окружной суд.