Новости

Передача руля пьяному супругу: три довода, убедившие ВС РФ в виновности жены

Читать

Постановление Верховного Суда РФ от 11 декабря 2018 г. N 58-АД18-8

В конце прошлого года Верховный Суд РФ рассмотрел жалобу по делу о нарушении ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ ("Передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения").

Отметим, что в делах по ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ у предполагаемых нарушителей, как правило, есть большой шанс доказать свою невиновность или даже отсутствие события правонарушения: дескать, нетрезвая половина сама села за руль автомобиля, который приобретен в браке и является совместно нажитым имуществом. А потому супруг, даже и во хмелю, вправе осуществлять правомочия собственника по владению и пользованию этим имуществом, если он вписан в полис ОСАГО.

Однако в рассмотренном деле ВС РФ, напротив, не усомнился в виновности правонарушительницы:

- во-первых, она была довольно откровенна и прямо пояснила мировому судье, что муж, будучи навеселе, предложил ей переставить автомобиль в другое место, а она "не должна была допускать супруга к управлению автомобилем, однако предотвратить этот факт не смогла";

- во-вторых, нарушительница находилась в салоне автомашины в самый момент поимки за "пьяное вождение",

- а в-третьих, Верховный Суд РФ сослался на правовую позицию Конституционного Суда РФ о реализации права собственности в отношении транспортных средств при их использовании. По мнению КС РФ, именно в таком случае реализация собственником своего права имеет свои особенности, которые определены спецификой правового режима автомобиля, который представляет повышенную опасность для жизни, здоровья, имущества третьих лиц. А значит, реализация собственником своего права регламентируется нормами не только гражданского, но и административного законодательства. А таковое, как известно, запрещает водителю в состоянии опьянения пользоваться автомобилем.

Итог - Верховный Суд РФ не стал изменять состоявшиеся по делу судебные акты и окончательно "утвердил" штраф в 30 000 рублей и лишение прав на полтора года.

 

 


Льготный срок для уплаты штрафа ГИБДД с 50% скидкой, пропущенный из-за несвоевременной доставки "письма счастья", можно восстановить

Читать

Федеральный закон от 27 декабря 2018 г. N 513-ФЗ

7 января 2019 года вступили в силу поправки в статьи 31.8 и 32.2 КоАП РФ.

Теперь пропущенный льготный 20-дневный срок для уплаты административного штрафа за отдельные нарушения ПДД в размере половины его суммы подлежит восстановлению по ходатайству лица, привлеченного к административной ответственности, в случае, если копия постановления о назначении штрафа, направленная по почте заказным почтовым отправлением, поступила в его адрес после истечения указанного срока. Вопросы о восстановлении этого срока будут рассматриваться судьей, органом, должностным лицом, вынесшими постановление, в 3-дневный срок со дня возникновения основания для их разрешения.

Определение об отклонении указанного ходатайства можно обжаловать по правилам, установленным главой 30 КоАП РФ.

Напомним, что данные поправки были разработаны во исполнение постановления Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2017 г. N 35-П, которым КС РФ признал не соответствующей Конституции РФ ч. 1.3 ст. 32.2 КоАП РФ, положения которой допускают уплату административного штрафа за нарушение ПДД (за рядом исключений) в половинном размере в течение установленного периода - не позднее 20 дней со дня вынесения постановления о его наложении. Данная норма была признана неконституционной в той мере, в какой ею исключается возможность восстановления указанного срока в случае, когда копия постановления о назначении административного штрафа, направленная по почте заказным почтовым отправлением, поступила в адрес привлеченного к ответственности лица после истечения льготного 20-дневного периода.

 


С 2019 года увеличатся ставки оплаты труда адвокатов по назначению

Читать

Постановление Правительства РФ от 2 октября 2018 г. N 1169

1 января 2019 года вступят в силу изменения, внесенные в Положение о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда РФ.

Поправками установлены новые размеры вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда. Речь идет об оплате труда адвоката, производимой за счет федерального бюджета, в случаях предоставления гражданам бесплатной юридической помощи адвокатами, назначаемыми в порядке, предусмотренном ст. 50 УПК РФ.

В 2019 году размер вознаграждения адвоката по назначению должен составлять не менее 900 руб. и не более 1550 руб. за один рабочий день участия (в дальнейшем его размер станет еще больше: в 2020 г. - 1250-1900 руб., а в 2021 г. - 1500-2150 руб.).

Кроме того, увеличатся и ставки оплаты участия адвоката в уголовном деле в ночное время, а также в нерабочие праздничные или выходные дни.

Напомним, что сейчас минимальный размер базовой ставки составляет 550 руб. за один рабочий день.

 

 


Привлечение к уголовной ответственности за нарушение правил охраны труда: разъяснения Пленума ВС РФ

Читать

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2018 г. N 41

Пленум Верховного Суда РФ на прошлой неделе принял постановление, в котором разъяснил судам нормы уголовного закона об ответственности за нарушения требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов (ст.ст. 143, 216 и 217 УК РФ).

Так, ВС РФ пояснил, что к ответственности по ст. 143 УК РФ ("Нарушение требований охраны труда") могут быть привлечены руководители организаций, их заместители, главные специалисты, руководители структурных подразделений организаций, специалисты службы охраны труда и иные лица, на которых в установленном законом порядке (в том числе в силу их служебного положения или по специальному распоряжению) возложены обязанности по обеспечению соблюдения требований охраны труда. Ответственность по указанной статье также могут нести представители организации, оказывающей услуги в области охраны труда, или соответствующие специалисты, привлекаемые работодателем по гражданско-правовому договору, если на них непосредственно возложены обязанности обеспечивать соблюдение требований охраны труда работниками и иными лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя.

Потерпевшими по уголовным делам об этом преступлении могут быть не только работники, с которыми заключены трудовые договоры, но и те лица, с которыми трудовой договор не заключался либо не был оформлен надлежащим образом, но они приступили к работе с ведома или по поручению работодателя либо его уполномоченного представителя. Потерпевшими также могут быть и иные лица, участвующие в производственной деятельности работодателя, указанные в ст. 227 ТК РФ, например получающие образование в соответствии с ученическим договором.

Для отграничения преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ, от преступлений, предусмотренных ст.ст. 216 и 217 УК РФ, суд должен ориентироваться на вид работ, при производстве которых были нарушены специальные правила. Если нарушение было допущено при производстве строительных или иных работ, а равно работ на опасных производственных объектах, то содеянное при наличии других признаков преступлений должно квалифицироваться по ст. 216 или 217 УК РФ. При этом потерпевшим от таких преступлений может являться любое лицо, которому деянием причинен имущественный или физический вред.

В ходе рассмотрения каждого дела о преступлении, предусмотренном ст.ст. 143, 216 или 217 УК РФ, подлежит установлению и доказыванию не только факт нарушения специальных правил, но и наличие или отсутствие причинной связи между этим нарушением и наступившими последствиями. Кроме того, необходимо выяснить и роль лица, пострадавшего в происшествии. Если несчастный случай на производстве произошел только из-за небрежного поведения самого пострадавшего, суд должен, при наличии к тому оснований, оправдать подсудимого. Если же наступившие последствия являются результатом как действий (бездействия) лица, виновного в нарушении специальных правил, так и небрежности, допущенной потерпевшим, суд должен учесть такое поведение потерпевшего при назначении наказания подсудимому.

Также ВС РФ объяснил судам, что если несчастный случай произошел с лицом, которое выполняло работы или оказывало услуги на основании гражданско-правового договора, в том числе договора бытового или строительного подряда, договора возмездного оказания услуг, в действиях заказчика соответствующих работ или услуг отсутствует состав преступления, предусмотренного ст.ст. 143, 216 или 217 УК РФ.

______________________________

 


Суд не вправе отказать в принятии заявления о взыскании судебных расходов, если заявитель неверно определил госорган, с которого следует их взыскать

Читать

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 17 октября 2018 г. N 307-АД17-4538

Неправильное определение в заявлении о взыскании судебных расходов государственного органа, выступающего от имени Российской Федерации, с которого заявитель просит взыскать такие расходы, не может являться основанием для отказа в принятии заявления, его возвращения, оставления без движения или отказа в удовлетворении заявления. В этом случае суд при подготовке дела к судебному разбирательству должен указать в судебном акте ответчиком Российскую Федерацию и предложить заявителю привлечь к участию в деле надлежащий федеральный орган государственной власти.

На это обратил внимание нижестоящих судов ВС РФ, рассмотрев кассационную жалобу арбитражного управляющего, пытавшегося взыскать судебные расходы с прокуратуры.

Обстоятельства дела заключались в следующем.

Прокурор добивался привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, однако ему это не удалось: управляющий выиграл дело в арбитражном суде и решил взыскать судебные расходы с прокуратуры.

Суды первой и апелляционной инстанций частично удовлетворили заявленное им требование. Однако суд округа с их решением не согласился, указав, что в подобных случаях судебные расходы подлежат возмещению за счет казны Российской Федерации в лице Минфина России.

Тогда арбитражный управляющий подал новое заявление о взыскании судебных расходов уже с Минфина России. Суды двух инстанций требование частично удовлетворили, однако суд округа счел, что за это время заявитель пропустил шестимесячный срок, установленный для подачи указанного заявления, который исчисляется со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу.

Верховный Суд РФ с таким выводом суда округа не согласился и указал, что арбитражный управляющий совершил указанное действие в пределах установленного срока.

Он подчеркнул, что в рассматриваемой ситуации, суды, по сути, создали правовую неопределенность во взаимоотношениях лиц, участвующих в деле. Из-за этого срок, предусмотренный ч. 2 ст. 112 АПК РФ, не мог исчисляться в период рассмотрения первоначально поданного арбитражным управляющим заявления о взыскании судебных расходов.